Труппа современного танца "Кибуц" представила в Москве новую постановку IfAtAll
5 июля 2013 года

Израильская труппа современного танца "Кибуц" (Kibbutz Contemporary Dance Company, KCDC) представила в четверг вечером на сцене московского Театра имени Ермоловой новую постановку IfAtAll ("Если это вообще имеет место").

Спектакль уже успел сорвать овации в Петербурге (артисты выходили на поклон пять раз) - там действо от хореографа Рами Беера показали 2 июля в рамках XV международного фестиваля современного танца Open Look на сцене Александринки.

ВЕЗДЕ ЛИ УМЕСТЕН ТАНЕЦ

С "конферансом" к спектаклю выступила чрезвычайный и полномочный посол Израиля в России Дорит Голендер - она напомнила историю создания труппы в кибуце Гаатон. Основательнице студии современного танца Иегудит Арнон выпало пережить ужасы нацистских концлагерей. Голендер рассказала, как женщина двое суток пряталась под снегом - чтобы не окоченеть насмерть, она тихонько шевелила пальцами рук и ног, и эти движения стали ее своеобразным "танцем жизни".

В Гаатон, сельскохозяйственную коммуну Израиля, Арнон приехала в 1948 году, а в 1970 году там был официально основан театр "Кибуц".

Сегодня KCDC по-прежнему базируется в Гаатоне, хоть и гастролирует со своими постановками по всему миру. Художественным руководителем труппы стал ученик Иегудит Арнон - Рами Беер.

Кстати о гастролях - в Москве студия выступила уже в пятый раз, их первый визит состоялся десять лет назад, в 2003 году. Нынешний визит приурочен к празднованию 65-летия Независимости Израиля.

ВСЕ ЛИ УМЕСТНО В ТАНЦЕ

Жанр современного танца базируется на смешении классической балетной хореографии, гимнастики, восточных единоборств и, конечно, актерского мастерства. Существуют две точки зрения на смысловую составляющую перформансов contemporary - кто-то говорит о сложности для восприятия, кто-то называет жанр, напротив, самым простым для понимания. Аргумент вторых - тот или иной смысл, вложенный в танец, открывается каждому по-своему и настолько индивидуален, что "неправильных ответов" быть не может.

Кажется, сам режиссер придерживается именно такой точки зрения. На импровизированной пресс-конференции перед спектаклем Рами рассказал, что, разумеется, постановка следует его замыслу, но открывать его он не считает нужным: задача зрителя не в том, чтобы разгадать авторский посыл, а в том, чтобы постараться самому поставить себе вопросы и ответить на них.

Воспринимать неклассическую хореографию, где плавные движения сменяются конвульсиями, а сюжетная линия отсутствует как таковая, помогает звуковой ряд.

Заявленные в анонсах Nine Inch Nails и Massive Attack, звуки помех на ТВ, выстрелы, шум митингующей толпы сопровождали "массовые выходы" артистов и создавали атмосферу тревоги, насилия, траура, в то время как классическая музыка, биение сердца, человеческое дыхание задавали тон танцевальным соло или парным номерам и показывали уникальность, неповторимость и хрупкость каждого человека. А затем снова - индустриальные звуки, скрежет железа.

Что же до визуальной составляющей постановки, стоит признать: "неправильные" движения, непривычно выгнутые суставы, резкие, дерганые "па" вовсе не кажутся неэстетичными. Они абсолютно органичны в контексте света, звука и выбранных костюмов.

ПРОБУЖДЕНИЕ ПО СТРАВИНСКОМУ

В постановке IfAtAll критики усмотрели аллюзию на "Весну священную" Стравинского и Нижинского. Впрочем, говорить о заимствовании в этом случае - все равно, что называть любую достойную прозу заведомым плагиатом Пушкина.

"Стравинский в нашем ДНК, поэтому некоторые моменты спектакля, которые могут отсылать к хореографии Нижинского или напоминать сюжет этого столетнего балета, получаются неосознанно. Это на уровне подсознания", - признает Беер.

И все же нечто общее в работах есть - как "Великая священная пляска" в балете мэтра была призвана пробудить весну, пусть даже ценой жизни Избранницы, так и contemporary-перформанс "Кибуца" заставил столичных театралов очнуться от привычного восприятия танца, театра и самих себя.
« Назад